Куда ведет легализация криптовалюты

До 1 июля 2018 года президент РФ Владимир Путин поручил правительству и Банку России разработать нормы регулирования обращения криптовалют и внести соответствующие изменения в законодательство.

Вообще, понятие «легализация» не очень уместно в отношении криптовалют, ведь формально они в России не запрещены. Разного рода криптокоины, пусть и ограниченно, но довольно давно присутствуют в нашей экономике. Российское государство, разумеется, не может оставить без своего чуткого руководства этот сегмент рынка, поэтому восполнение законодательной пустоты неизбежно. ​Первый законопроект уже находится на рассмотрении Государственной Думы, но для полноценной имплементации криптовалют в российскую правовую систему потребуется изменить значительное число законов и подзаконных актов: Налоговый кодекс, Гражданский кодекс в части регулирования договорного права, законодательство о защите прав потребителей, валютное и банковское законодательства и далее до бесконечности.

Россия не одинока в своих, надо признать, пока аккуратных попытках урегулировать рынок криптовалют. Пока ICO-стартапы бьют рекорды по привлечению финансирования в перспективные (и не очень) проекты, все национальные суверены пытаются дать адекватный, с их точки зрения, ответ на изменение экономической реальности: от полного запрета криптовалют через лицензирование и налогообложение отдельных видов деятельности (ICO, майнинг, обмен фиатных денег на криптовалюту и т.п.) до так называемых «криптоофшоров», часть которых и раньше была хорошо известна российскому бизнесу.

Пока мировое сообщество пытается установить стандарты регулирования крипторынка, уже сейчас можно предсказать, каким именно образом установится баланс частных и публичных интересов в области регулирования крипторынков в России: блокчейн-«имуществу» будет придан статус, близкий к бездокументарным «ценным бумагам», будет допущен ограниченный оборот такого нового вида имущества, но при этом криптовалюты как средства платежа останутся вне закона. При этом не стоит исключать, что многие государства, не имея возможности противостоять тенденциям роста крипторынков, попытаются возглавить этот процесс, и мы увидим появление пускай не полностью децентрализованных, но транспарентных криптовалют, эмитированных национальными, частными или международными акторами (государствами, банками, международными организациями).

Возможно, 2018 год станет началом большой трансформации финансовой системы, поскольку даже частичное внедрение блокчейн-технологий в финансовую систему государства позволит решить ряд актуальных задач: начиная от противодействия ряду негативных явлений, в значительной степени связанных с плохо контролируемыми потоками фиатных денег (коррупция, «отмывание» денег, налоговые преступления), и заканчивая созданием привлекательной для инвесторов среды с точки зрения использования современных финансовых инструментов. Если «цифровизация» денег действительно становится новым мировым трендом, то нельзя не согласиться с позицией Павла Дурова, что Россия может и должна использовать эту возможность получить дополнительный драйвер развития.

Криптоэкономика в силу своей природы обладает очень высоким уровнем эластичности и мобильности, поэтому вне зависимости от того, какую модель правового регулирования криптовалют выберет Россия, отечественные предприниматели, готовые инвестировать в эту сферу, в среднесрочной перспективе без проблем смогут выбрать себе наиболее удобную юрисдикцию для реализации своих проектов. В свете сказанного главным выгодоприобретателями от легализации криптовалют становятся граждане России, которые могут получить новые рабочие места, и само государство, расширяющее свою налогооблагаемую базу за счет включения стремительного растущего рынка криптовалют.


Комментарии: